Сергей Григоров

Историк, политик

Доброе слово о ректоре

* OПросмотров: 1025
-история России, образование, память, РГГУ, Юрий Афанасьев

Сегодня мы простились с Юрием Николаевичем Афанасьевым. Не хочу говорить о наших с ним разногласиях во взглядах на историю, политику. Мне удалось с ним полемизировать на конференции по истории России, которую проводил Григорий Явлинский в декабре 2013-го года. Это была жёсткая полемика, но такая, когда в кулуарах вам не стыдно подойти к оппоненту и поблагодарить его за всё, что он сделал для тебя лично и для страны.

Уже восьмиклассником я знал, что буду историком. И когда в 1989-м я увидел Юрия Афанасьева, я понял, что хочу учиться только в его институте. Тогда это был МГИАИ, Московский государственный историко-архивный институт. МГИАИ был тем местом, где сохранилось ремесло исторической науки, это было то место, где чувствовалось наследие русской исторической науки досоветского времени. Но я пришёл туда не только потому, что там был Афанасьев.

В историческую науку меня привёл выпускник МГИАИ, друг нашей семьи историк Андрей Дмитриевич Зайцев. А он в свою очередь был любимым учеником Сигурда Оттовича Шмидта. И очень рано в 97-м ушёл Андрей Дмитриевич, не так давно не стало Сигурда Оттовича. А сегодня мы проводили с Земли нашего ректора.

Я поступал в РГГУ, который возник на базе МГИАИ как проект нового свободного университета России, в июле-августе 91-го года. Последний вступительный экзамен я сдал 6 августа. А начало занятий было уже в другой стране.

И к возрождению свободной России был причастен наш ректор. Это было так здорово. В университет тогда можно было ходить без пропуска, не было вахтёров, охраны. Да что там говорить, готовясь к поступлению, я отслушал три курса истории с вечерним отделением. Такие были времена. Я собирался придти и на курс отца Александра Меня, но он был убит. А лекции Мень читал в МГИАИ, на Никольской.

Для меня РГГУ не Миуссы. Для меня РГГУ это Никольская, наши старые аудитории, своды, палаты, винтовые лестницы. Я до сих пор помню каждый уголок этого здания, каждую лестницу и обивку кресел главной аудитории.

И разве можно забыть профессора Каштанова, профессора Каменцеву? Или дреневрусский язык Маматовой. Курс лекций Басовской по средним векам, или курс Князевой по истории Европы Новейшего времени. Можно ли забыть сопромат историков Историю государственных учреждений? А профессор археографии Степанский? А вся наша политическая специализация, из которой вырос новый факультет? Тогда преподаватели могли принимать зачёты до 22-00 31 декабря.

Ремеслу истории, работу с источником, критическому взгляду, научному подходу я научился именно там. Без этого у меня не вышло бы заняться позже политической философией. И всё это мои учителя, профессор Матвеев, и доцент Радкевич, руководитель моего диплома. До сих пор помню мои курсовые о Чаадаеве, генерале Деникине, Холодной войне, политическим партиям Великобритании.

Всё это было возможно только в РГГУ, благодаря Афанасьеву, у нас была свобода творчества и исследования. Только Афанасьевым смог пригласить в РГГУ Валерия Дмитриевича Губина, который создал лучший философский факультет России. И первые мои знания в философии от него.

Это в РГГУ декан факультета Губин ехал в суд к студенту, попавшему в неприятную историю, и добивался его освобождения. Где такое увидишь? Или премьера фильма «Анкор, ещё анкор!» И это тоже РГГУ.

Сегодня на похоронах ректора я встретил двух своих однокурсников Лёшу Кузьминова и Володю Лушпая. Был сегодня и другой однокурсник Филипп Тараторкин. Неслучайно, что курс 1991-96 гг. был представлен больше всех. Это тоже знак. Мы помним.

Вспомнили и моих друзей Гошу Аршавского и Сашу Логинова. На первом курсе у нас был план: Григоров — президент, Аршавский — посол в Китае, а Логинов — ректор РГГУ. Такие дерзкие студенты тоже заслуга Афанасьева. И вот я успешно занимаюсь политикой, Гоша китаист, а Саша доцент РГГУ. И я сегодня подумал, а может наши мечты ещё сбудутся? И тогда там высоко Юрий Николаевич увидит, что он ошибался в своём пессимизме о России.

Хорошо сегодня сказал об Афанасьеве посол Литвы: Афанасьев защищал честь и свободу русского народа. А Рогинский из Мемориала добавил, что нет сомнений, что Афанасьев уже принадлежит русской истории.

А мне хочется, чтобы наши мечты первокурсников 91-го года воплотились, и о свободной России, и о свободном университете.

Светлая память вам, Юрий Николаевич!

Поделиться ссылкой: