Сергей Григоров

Историк, политик

Лично пристрастен

* OПросмотров: 712
-литература

pushkin02a2

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №7 (07) 2014

«Человек есть то, что он читает», – сказал последний на сегодня русский лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Бродский. Чтобы лучше понять тех, кого мы выбираем, послушаем рассказ Сергея Григорова о любимых книгах и авторах…

1
Если взяться за это сложное дело – попытаться рассказать о тех текстах, что сформировали меня как человека, как политика, как преподавателя, – то начинать безусловно надо с Пушкина, он просто безальтернативен. «Наше всё» действительно наше ВСЁ, христологическая фигура, лежащая в основании русской культуры. Может быть, под влиянием его личности, я в шестнадцать лет и принял крещение, хотя и не могу назвать себя религиозным или воцерковленным человеком. Мою маму крестили тайно, скрываясь от дедушки, идейного коммуниста. Как и Пушкин, скорее всего, я хочу считать себя принадлежащим к немного более общей категории, я хочу считать себя христианином. Новый Завет – это религия любви. Древний мир не знал важнейшего понятия, которое дало христианство, – МИЛОСЕРДИЯ. Любовь и милосердие – вот то, чего так не достаёт нам снова в современном мире. Христианство – это еще и Всепрощение. Я противник смертной казни не только потому, что велика возможность судебной ошибки и сама судебная система несовершенна, не только из принципов гуманизма, но и потому, что у людей отнимается право на Раскаяние. Читать полностью >