Сергей Григоров

Историк, политик

Не потерпел и разорил!

* OПросмотров: 1169
-градостроительная политика, малый бизнес, Москва, Сергей Собянин, Ховрино

Чистые

О превращении Москвы в транзитную зону между роддомом и кладбищем

В ночь на 9 февраля правительство Москвы отметило день рождения вице-мэра Анастасии Раковой сносом торговых павильонов, магазинов, кафе и ресторанов. Гуляли всю ночь, били витрины, ломали стулья. Опохмелившись, утром продолжили. По заявлению главы департамента торговли Москвы снос 104-х крупных торговых объектов это ещё не конец. В ближайших планах правительства города снести ещё 100-150 таких объектов.

Правительство города не думает ни о правах собственности, ни о доступности торговли и услуг. Здесь нет даже распропагандированной заботы об историческом облике города. Десятки скандалов по сносу исторических зданий Москвы сотрясают город не меньше чем при предыдущем мэре. Здесь нет ничего кроме идеологической ненависти к бизнесу, предпринимательству, самозанятости людей, всему что хоть как-то неподконтрольно власти. Или это забота о скверах и бульварах? Так в этот же день в Москве были арестованы жители района Теплый стан, вышедшие на защиту своего сквера против точечной застройки. Весь прошлый год Москвы прошёл на фоне скандалов по застройке парков в границах МКАД и вырубки лесов в Новой Москве. А в Ховрино вместо лесопарка мэрия планирует построить ТПУ и огромный многофункциональный торговый комплекс с гостиницей.

«Много было наезжих людей, которые разоряли Глупов; одни — ради шутки, другие — в минуту грусти, запальчивости или увлечения; но Угрюм-Бурчеев был первый, который задумал разорить город серьезно». Никогда не мог предполагать, что один из щедринских градоначальников будет явлен нашему городу столь буквально. Но в России как в сказке, возможно всё.

Сносили многоэтажные торговые центры, магазины, кафе, рестораны, но пропаганда успела внедрить мнение, что сносят палатки, ларьки, «шаурмячные», что и постройки незаконны, и аренду не платят, и канализации там нет, и крысы, и продукция плохая, и вообще чуть ли не наркотиками торгуют, и вообще там одни кавказцы и украинцы работают, а под ними секретные магистрали проходят, и вот-вот будет теракт, или надо освободить проходы в метро на случай ядерного удара со стороны США. Все предрассудки попытались оживить.

Уже в ночь погрома журналисты и горожане окрестили весь этот ужас «Хрустальной ночью» и «Ночью длинных ковшей». Аналогии понятны каждому более-менее образованному человеку. Что не помешало собянинскому официозу «Вечерней Москве» прямо на следующий день выйти с редакционной статьей «Ночь длинных ковшей», оправдывающей снос. Что это? Лицемерие? Невежество? Циничный смех в глаза или всё вместе?

Официальная пропаганда всегда искала врага в бизнесе и направляла на него народную ненависть, по крайней мере ту часть людей, до которых могла дотянуться своими СМИ. Гораздо проще обратить эту ненависть на магазин и кафе. Вот же где сидят главные в России кровопийцы и спекулянты.

Наступление на бизнес в Москве не первое. Началось ещё при Лужкове, когда под предлогом борьбы с террористами из московского метро убрали продажу театральных билетов, торговлю газетами и журналами. Потом настала очередь рынков.

С приходом Собянина ликвидация малого и среднего бизнеса стала одним из главных мест городской политики. Помним же с чего начиналось? Сначала исключили продажу пива и сигарет, ввели ограничения на торговлю ночью, потом начали снос действительно палаток, ларьков и небольших магазинов, цветочных, хозяйственных, овощных. Это продолжается уже пять лет. Одна из последних инициатив – это ликвидация 140 театральных касс в Москве. Теперь добрались до капитальных объектов. Большинство продовольственных рынков мегаполиса также ликвидировано. Это тоже забота о москвичах, пенсионерах, снижении цен? И всё это на фоне повышения арендной платы на площадях, которые принадлежат городу. Это не стимулирование каких-то форм бизнеса в противовес нежелательным. Это наступление на бизнес в целом.

Практически все снесённые объекты имели зарегистрированные права собственности либо долгосрочную аренду, были внесены в кадастр. По большинству объектов правительство города проиграло иски в суде. Но зуд сноса и разорения не оставил Собянина. Официальные СМИ целыми днями напролёт врут о сносе самостроя, которого нет. Многие верят. Постановление правительства Москвы оказалось выше решения судов и регистрации прав собственности. Это и есть произвол силы и самодурства.

Сам способ проведения сноса, ночной, одномоментный – это именно акция устрашения, чтобы город, собственники и наёмные работники не успели ахнуть, и чтобы все остальные запомнили, этой власти можно всё, её ничто не ограничивает.

Об экономической стороне вопроса

Только за сезон с середины 14-15 гг. Москва потеряла 35 тысяч рабочих мест в малом бизнесе. До этого ещё более 10 тысяч. Февральский снос это ещё около 13 тысяч рабочих мест. В планах мэрии удвоить эту цифру. Добавьте к этому ликвидацию бизнесов, снижение объёмов торговли, выпадение налогов для бюджета, стремительный рост дефицита доступности товаров и услуг. Всё это они делают несмотря на кризис. Любой грамотный экономист скажет, что в такие годы надо снижать аренду, освобождать торговлю, поощрять самозанятость. Но вопросы экономического кризиса мэрию также не волнуют. И главное, в Москве нарушено фундаментальное право о неприкосновенности частной собственности. Кто захочет инвестировать в город, если завтра у вас по произволу могут всё отобрать? Бизнесу и инвесторам подан самый негативный знак.

Об эстетической стороне вопроса

Москва исторически складывалась как торговый и шумный город. Торговые ряды у метро Кропоткинская вообще стали образцом того как можно вписать торговлю в архитектуру бульвара и историческую застройку, практическое и идеальное решение. Город магазинов, вывесок, красок, рекламы, уличной торговли, шумных, снующих, спешащих и жующих людей. В городе всегда было место живому беспорядку на его центральных площадях, извозчики, прохожие, потом автомобили. Живая площадь – это всегда торговля и покупатели. Исключение – это только несколько десятилетий Москвы после НЭПа, снос исторических зданий, ликвидация торговли, блестящий асфальт и пустота улиц, изредка заполняемых чёрными правительственными машинами. Город этому сопротивлялся и старался жить за рамками официоза. И выжил. В постсоветскую эпоху торговый хаос, постепенно облагораживаясь, превратил Москву опять в торговую столицу. Эстетика новой московской власти – превратить город в транзитную зону между роддомом и кладбищем. Именно отсюда гранитные кадки с деревьями и кустами, магистрали и запрет остановок автомобилей, ликвидация травы и сбор листвы, запрещение всего несанкционированного, от людей до растений, изгнание с улиц художников и музыкантов. Между роддомом и кладбищем по замыслу Собянина горожанина должны сопровождать два праздника, «один весною, немедленно после таянья снегов, называется «Праздником неуклонности» и служит приготовлением к предстоящим бедствиям; другой – осенью, называется «Праздником предержащих властей» и посвящается воспоминаниям о бедствиях, уже испытанных». Я опять цитирую Салтыкова-Щедрина. Но разве не в это превращаются субботники и День города.

Чистые пруды до сноса

Станция метро «Чистые пруды» до сноса павильонов

 

Чистые пруды после сноса

Станция метро «Чистые пруды». Снос. Фото — Константин Ломов

 

Павильоны на Кропоткинской

Станция метро «Кропоткинская» до сноса

 

Старая Кропоткинская

Станция метро «Кропоткинская» до торговли

 

О политической стороне вопроса

«Киоски не жалко, они не мои», «мне не нравится, давайте снесём». У меня тоже много претензий к построенному в Москве. Но если вы хотите менять городскую среду, то надо усвоить несколько политических правил: 1) налоговое стимулирование вместо административного куража; 2) снижение аренды для создания торговых улиц; 3) хотите чью-то собственность? Купите! 4) решения по городской среде должны быть постепенными и плавными, и не отменять задним числом правил и разрешений, тем более если прошло 20 лет, 5) никакого сноса собственности без выкупа и добровольного согласия собственника быть не может.

Не согласны? Может тогда начнём снос жилья, построенного с нарушениями в Москве? А владельцев квартир вместе с поломанной мебелью и домашними животными отправим в суд?

Но это только локальные политические выводы. Снос магазинов и кафе в Москве выявил проблемы куда бОльшие в ценностях граждан и в управляемости их социальной психологии.

В каждой социальной или политической проблеме власть находит ту группу, на которую можно натравить большинство, или сделать так, что большинство промолчит, потому что в этот конкретный момент интересы этого большинства не задеты. В следующем конфликте состав меньшинства и большинства предстаёт в иной конфигурации. Но на каждом этапе власть частями забирает у общества свободы и наступает на интересы групп и людей. И каждый раз это делается под лозунгами защиты большинства. Но в итоге права и интересы нарушены у всех. Эта власть придёт к вам в той или иной форме и заберёт то, что понравится.

Борьба с курильщиками? Ату их. Правильно. В их же интересах, лишить медицинских страховок, почему мы должны платить?

Борьба с геями? Ату их. Правильно. Никто не видел никаких проблем, и никакой пропаганды, пока об этом не сказали по телевизору. Начали бороться.

Борьба с дальнобойщиками? Правильно. Портят наши дороги. Проклятые коммерсанты за наш счёт перевозят грузы. Цены в магазинах вырастут? Снесём магазины.

Борьба с автомобилистами? Правильно. Наставили своих машин в наших городах. Конечно же причина в них, а не в дефективной градостроительной политике.

Пешеходы давятся в метро? Автомобилисты рады.

Не хватает парковки во дворе? Давайте поставим шлагбаум от других автомобилистов. Давайте отгородимся от всего, поставим заборы, шлагбаумы и будем смотреть врагами друг на друга.

Список подобных конфликтов можно продолжать до бесконечности. У нас уже одна часть общества другую оскорбляет ватниками и крымнашистами, а вторая первую национал-предателями.

Главный вопрос, который должен быть решён сейчас обществом, это не торговля и не парковки, и даже не Крым и не война в Сирии. Сегодня главный вопрос для России – это вопрос о власти. Власть постановке этого вопроса сопротивляется, заставляя группы общества нападать друг народа, и сама мародёрствует в конфликте.

И только решив вопрос о власти, мы увидим, что все конфликты можно решить без изничтожения оппонента, политически, без сноса и конфискаций, и вопросы градостроительной политики, и проблему налогов, и даже цели и формы участия в войне в Сирии.

И поскольку купить перед свиданием с девушкой «джентельменский набор», бутылку шампанского, цветы и презервативы теперь стало гораздо сложнее, то не забудьте поговорить с девушкой и о политике тоже, о главном вопросе. Противоположному полу такой же совет. Сделайте это до или после личных дел, но сделайте.

Поделиться ссылкой: