Сергей Григоров

Историк, политик

Путин и холодильник

* OПросмотров: 1786
-90-е, история России, политическая философия, Путин, революция

Холодильник

Уровень бедности в России вырос до 23 миллионов человек.

Очень популярной стала мысль у многих коллег по оппозиции, что если до голов людей что-то не доходит, то дойдёт через холодильник.

Не понимаете о чём просите.

Ни одно свободное и демократическое общество не возникало на теме лояльности холодильнику. Мне такие неизвестны. Ни американская революция, причиной которой не были даже высокие налоги, как принято считать, ни французская, в которой победившая лояльность к хлебу закончилась одной из самых кровавых диктатур того времени, ни год 17-й в России. Успех английской революции был в другом – в попрании прав, американской тоже – в признании и достоинстве. Там всегда речь шла об идее, достоинстве, признании ценности человека, борьбы с произволом. Это было главной движущей силой. Многие войны были за признание. За то, чтобы противник увидел в вас человека.

Лояльность к холодильнику это самое непостоянное что только может быть для существования политического режима. Хотя есть такие режимы, но вряд ли они вам понравятся. Да разве лояльность к холодильнику позволила англичанам выстоять против Гитлера? Но лояльность к материи не позволила тогда же побеждать французам. Перечитайте «Дороги свободы» Сартра и вспомните, почему французы не пошли умирать за свою Родину. Читать полностью >

Интервью Сергея Григорова с деканом (тогда) факультета политической науки Борисом Капустиным

* OПросмотров: 485
-Борис Капустин, высшее образование, политическая наука, политическая философия

Капустин

18 лет прошло. 18 лет назад я подарил журнал с этим интервью каждому выпускнику

Открытая политика, №5, 1997 

— Мне хотелось бы начать разговор с вопроса о том, в какое время мы живем, в каком времени находится сейчас Россия. Какое политическое образование в этом актуальном времени необходимо и какое существует?

— Если образовательный процесс есть процесс взаимообучения и преподавателей, и студентов, то есть мы вместе пытаемся осмыслить некую проблему без готового ответа, то главная задача — нащупать некую совокупность проблем, которая значима и для страны в целом, и для студенческой аудитории. Читать полностью >

Опыт прочтения Чаадаева как политического философа

* OПросмотров: 974
-история, политическая философия, Россия, Чаадаев

Снимок-экрана-2015-04-20-в-21.16

Его философия – словесная готика.
М.О.Гершензон

Введение

Несмотря на то, что Чаадаев, написав и опубликовав последнее письмо в «Телескопе», оказался в фокусе внимания как политический мыслитель, да и резонанс от публикации был скорее политическим, нежели философским или научным, способов политфилософского прочтения трудов этого выдающегося человека практически неизвестно.

Первой реакцией на опубликованное письмо явилось резкое отрицание. Как пишет М.О.Гершензон, «Россия – пробел разумения, наше настоящее ничтожно, прошлого у нас совсем нет, нам чужды руководящие идеи долга, порядка, мы равнодушны к добру и истине, нам нужно переначать для себя воспитание рода человеческого и т.п. – вот все, что вычитали в чаадаевской статье ее читатели (2, 188). Общество было похоже на обиженного ребенка, у которого отняли любимую игрушку. Как правыми кругами, признававшими в Чаадаеве клеветника и сумасшедшего, так и левыми, в лице Герцена, Чаадаев был в принципе принят как обличитель существовавшего строя и порядка, как чуть ли не наследник декабристской мысли и радикализма. Отношение к «разоблачениям» и «развенчаниям» было разным, но именно они приняты в качестве основного смысла чаадаевского послания. Читать полностью >

Преодоление заданности (размышления о консерватизме)

* OПросмотров: 863
-консерватизм, либерализм, Окшотт, политическая философия, Хайек

Окшотт

Статья в редакции 2000 года

I
В последнее время даже многие либералы все чаще стали говорить о консерватизме, о создании правоцентристской коалиции, либерально-консервативной партии. Но «консерватизмов» также много, как и «либерализмов».

Сегодня многие политики, ученые, эксперты и представители свободных профессий, рядовые граждане понимают под консерватизмом часто разные взгляды и дела. Кто-то говорит, что консерватор — это Гайдар, которому исполнилось 80 лет. Кто-то говорит о консерватизме как о возвращении к чему-то исконному и потерянному. Кто-то стремится синтезировать консерватизм и либерализм, а кто-то — консерватизм и коммунизм.

Так где же и с кем возможен союз, и возможен ли он вообще? Не создают ли либералы очередной правоцентристский миф? Может ли быть консерватизм идеологией будущего или хотя бы составляющей частью некоего политического проекта? Над этим хотелось бы поразмышлять. Читать полностью >

Третье дыхание либерализма

* OПросмотров: 538
-Европа, либерализм, политическая философия, Россия

Серьезные идеологические проблемы в посткоммунистических обществах, проблемы идентификации с основными традиционными политическими течениями философской мысли Запада во многом обусловлены тем, что в условиях краха тоталитарных режимов наибольшие сдвиги происходят в сфере сознания, изменяются ценностные и идеологические приоритеты. Сегодня происходит как бы второе раскрепощение человека. Разрушается обыденная система всеопределяющих «ответов на все вопросы». Человек оказывается в условиях, когда ему приходится брать ответственность на себя за свою семью, свое образование, поиск работы, самому отвечать за собственные поступки, то есть человек получает свободу выбора, причем часто против собственного желания. Незакаленный и оберегаемый ранее государством человек чувствует себя потерянным в окружающем его изменившемся мире. Читать полностью >

Наивные вопросы Джону Локку или опыты о природе частных интересов человека

* OПросмотров: 698
-Джон Локк, либерализм, политическая философия

локк

Когда-то давно уже, лет много тому назад было составлено подобие интервью с Джоном Локком по его «Опытам о законе природы».

Пристанищ не искать, не приживаться,
Ступенька за ступенькой, без печали,
Шагать вперед, идти от дали к дали,
Все шире быть, все выше подниматься!

Иозеф Кнехт

1. Откуда «даны» нормы жизни человека? Нормы жизни человека даны Богом при акте творения человека, как общие рамки деятельности людей, что предусматривает возможность согласия людей исходя из этих норм. С другой стороны эти посюсторонние нормы не творятся, следовательно придают обществу определенную статичность, провоцируют принятие большинством усредненных норм, творение же норм отдельным человеком практически исключается. Читать полностью >

«Не дай Руси погибнуть от лихих наемников!»

* OПросмотров: 479
-Адам Фергюсон, Владимир Путин, гражданское общество, Григорий Явлинский, деспотизм, политическая философия, Хованщина

Адам Фергюсон

Этот финал знаменитой арии из Хованщины «Спит стрелецкое гнездо» имеет очень мощный политический подтекст. Нет-нет, это не про внешнего врага, как думается некоторым.

Вернёмся в конец XVIII века к шотландскому просветителю и политическому философу Адаму Фергюсону. Читать полностью >

Проблемы либеральной политической философии

* OПросмотров: 509
-Джон Локк, либерализм, политическая философия

Первая проблема

В политической философии практически априорно человек понимается как «чистая доска». Свобода обосновывается контекстуально. Практически свобода становится понятием каузальным либо тем, что происходит закономерно. Задача состоит в том, чтобы посмотреть иначе на проблему закономерности, возможно понять ее не как закон природы в гоббсовской традиции (как это восторжествовало), а раскрыть ее через понимание природы человека, вернуться к классической философской традиции, так как проблема природы человека считается практически решенной. Являются ли все люди «нулевыми величинами», можно ли через «нулевую» величину рассмотреть вопрос справедливости, морали и так далее? Можно ли в рамках либеральной политической философии рассматривать иерархию ценностей, моральную иерархию людей? Можно ли это утверждать, не отрицая фундаментальный принцип равенства прав одновременно с тем, чтобы говорить о моральных/добродетельных и неморальных/недобродетельных людях. Причем сделать это так, чтобы не ставить моральных в привилегированную правовую позицию. То есть вернуть проблему природы человека как философскую проблему. Читать полностью >

Георгий Федотов. Интеллигенция. Революция идёт (Отрывок)

* OПросмотров: 521
-интеллигенция, история России, либерализм, политическая философия, революция, русские, Федотов

«XIX век — время величайшего расцвета новой русской культуры. Бытие народов и государств оправдывается только творимой ими культурой. Русская культура оправдывала Империю Российскую. Пушкин, Толстой, Достоевский были венценосцами русского народа. Правительство маленьких александров и Николаев дерзнуло вступить в трусливую, мелкую войну с великой культурой, возглавляемой исполинами духа. Интеллигенция, еще чуждая политических интересов и страстей, воспитывалась десятилетиями в священной обороне русского слова. Борьба за слово и, следовательно, за совесть, за высшие права духа была той правой метафизической почвой, которая вливала силы в новые и новые поколения поверженных политических бойцов.

Вступление интеллигенции на политический путь вызывалось, помимо духовного разрыва с властью (что само по себе недостаточно), самым вырождением дворянской и бюрократической политики. В интеллигенции говорила праведная тревога за Россию и праведное чувство ответственности. Но вся политическая деятельность интеллигенции была сплошной трагедией.

Она вышла на политический путь из дворянских усадеб и иерейских домов — без всякого политического опыта, без всякой связи с государственным делом и даже с русской действительностью. Привыкнув дышать разреженным воздухом идей, она с ужасом и отвращением взирала на мир действительности. Он казался ей то пошлым, то жутким; устав смеяться над ним и обличать его, она хотела разрушить его — с корнем, без пощады, с той прямолинейностью, которая почиталась долгом совести в царстве отвлеченной мысли. Отсюда пресловутый максимализм ее программ, радикализм — тактики. Всякая «постепеновщина» отметалась как недостойный моральный компромисс. Ибо самое отношение интеллигенции к политике было не политическим отношением, а бессознательно-религиозным. Благодаря отрыву от исторической Церкви и коренного русла народной жизни, религиозность эта не могла не быть сектантской. Так называемая политическая деятельность интеллигенции зачастую была по существу сектантской борьбой с царством зверя-государства — борьбой, где мученичество было само по себе завидной целью. Очевидно, у этих людей не могло найтись никакого общего языка с властью, и никакие уступки власти уже не могли бы насытить апокалипсической жажды. В этом была заколдованность круга.

Правда, остается еще умеренный либерализм как возможный контрагент переговоров. Но либеральные течения никогда не были особенно влиятельны в русской жизни. За ними не стояло силы героического подвижничества, не стояло и спокойной поддержки общественных классов. Самое содержание их идеалов представляло зачастую лишь остывшую форму революционной лавы. Русский либерализм долго питался не столько силами русской жизни, сколько впечатлениями заграничных поездок, поверхностным восторгом перед чудесами европейской цивилизации, при полном неумении связать свой просветительный идеал с движущими силами русской жизни. Только монархия могла бы, если бы хотела, осуществлять либеральные реформы в России. Но монархия не хотела, а у барина-либерала не было общего языка даже с московским купцом, не говоря уже о его собственных крепостных. В условиях русской жизни (окостенение монархии) либерализм превращался в силу разрушительную и невольно работал для дела революции.

Западническое содержание идеалов, как левой, так и либеральной общественности, при хронической борьбе с государственной властью приводило к болезни антинационализма. Все, что было связано с государственной мощью России, с ее героическим преданием, с ее мировыми или имперскими задачами, было взято под подозрение, разлагалось ядом скептицизма. За правительством и монархией объектом ненависти становилась уже сама Россия: русское государство, русская нация. Русский революционизм и даже русский либерализм принимал пораженческий характер, ярко сказавшийся в японскую войну. Это антинациональное направление если не всей, то влиятельной интеллигенции делало невозможным для патриотических кругов дворянства (и армии) примирение с нею, признание относительной правды ее идей.

Перед интеллигенцией ставилась задача: пробиться из осажденной крепости самодержавия — в народ. Найти в крестьянских и рабочих массах, тоже страдающих от чиновничьего произвола, сообщников в своей борьбе. Но тут она встретилась с тяжелым, непреодолимым недоверием к ней со стороны масс, которое сопровождает все трагические попытки интеллигентского исхода «в народ». Это недоверие лишь видимо зарубцевалось в революцию 1905 года и снова в 1917 году разверзло между народом и интеллигенцией пропасть, похоронившую не только царскую власть, но и демократическую революцию.

Как объяснить это вечное недоверие народа к интеллигенции? Для понимания его необходимо остановиться на одной особенности образования интеллигенции в России. Углубившись в нее, мы вместе с тем дорисуем наш портрет интеллигенции — уже не только как носительницы известных идей, но и как общественного слоя с его бытовыми чертами, обрекавшими его, не менее самих идей, на политическое бессилие».

2012 год

Справедливость не делится на детскую и взрослую

* OПросмотров: 434
-Григорий Явлинский, образование, политическая философия, справедливость

Жутко всегда бесили разнообразные высказывания: все виноваты, найти виновных невозможно, чума на оба ваши дома. Всегда, в каждом конкретном событии есть конкретная вина, конкретная ответственность, она может быть обоюдна, но детали, состав ответственности всегда персонифицирован. Все разговоры о том, что виновных в пролитии крови найти нельзя — это всегда политическая игра за одну виноватую сторону. И не надо говорить про законы истории, политики, безличные законы экономики. Мы потому и работаем с Явлинским, потому что нас интересует конкретная мера ответственности, справедливость, без этого просто нельзя в будущее идти, туда не ходят с завязанными глазами. Читать полностью >