Сергей Григоров

Историк, политик

Предновогоднее про левоменьшинства. Неполиткорректное.

* OПросмотров: 583
-ЛГБТ, национализм, политкорректность, программа, русские, семья, толерантность, традиция

Что-то последнее время активизировались различные люди из левых, кто считает возможным клеить на меня и многих других различные ярлыки, вроде ксенофоба и гомофоба. Не являюсь ни тем, ни другим.

Потому считаю важным раз и навсегда сформулировать свою позицию по этому вопросу. Я не являюсь ни националистом, ни леваком, хотя многих умных людей из националистов очень ценю, как например, ценю интеллект и эрудицию Егора Холмогорова. Он националист, я либерал, что совершенно не мешает нам интеллектуально общаться, двум умным людям всегда есть о чём поговорить, в чём-то сойтись в оценках, в чём-то разойтись. Также я очень ценю социалиста Павла Пряникова. По тем же самым причинам. Я также очень рад работать с Григорием Явлинским, в том числе потому, что от меня не требуется ни какая политкорректность и лживость ума.

Но когда приходят левоменьшинства и начинают мне с безумным апломбом высказывать штампованные мысли, рассказывать, что, оказывается, либерализм это то как принято считать (кем принято) в леволиберальной Европе, что все цивилизованные люди должны думать что-то одно. Когда же начинаешь что-то отвечать этим людям, то они достают из своего запасника очередные штампы, догмы, заученные формулировки, выстреливают заученным катехизисом и гордые своей победой удаляются, даже не поняв, почему с ними в общем-то не о чем говорить. Практически невозможно говорить с людьми, у которых вместо логики, честности мышления, уважения к другому мнению стоит угловой штамп «одобрено политкорректной толерантной Европой».

Потому не буду сильно углубляться, а сразу в одном месте сформулирую свои неполиткорректные мысли.

1. Я считаю, что левые «либералы» и социалисты губят Европу.
2. Толерантность — это улица с двусторонним движением. Нельзя быть терпимым к тому, кто нетерпим по отношению к вам.
3. Главной угрозой свободной демократической Европе является исламский фундаментализм.
4. Я против массовой миграции в Россию из стран Средней Азии.
5. Я не боюсь произносить слово русский.
6. Я не считаю, что Пушкин был эфиопом.
7. Я считаю, что Европа должна ужесточить миграционные правила.
8. Россия должна идти в Европу, а не в Евразийский союз.
9. Я за многообразие, я против усреднённых человеков.
10. Я против 282-й статьи и наказания за мыслепреступления.
11. Демографическую проблему России считаю важнейшей, она не может быть решена за счёт миграции из стран Средней Азии.
12. Без русских и русской культуры Россия прекратит своё существование.
13. Я против любого этнического национализма, как малых так и больших народов.
14. Косово — это Сербия.
15. Гаагский трибунал пристрастен к сербам.
16. Причиной войны в Югославии является не только сербский национализм.
17. Я за то, чтобы предоставлять гражданство России всем желающим русским и всем российским коренным народам.
18. Национализм, шовинизм, расизм, фашизм и нацизм — это разные понятия.
19. Я не считаю народ плохим.
20. Я считаю, что традиционная семья это нормально. Нетрадиционная семья — ненормально, но имеет право на существование.
21. Статус традиционных и нетрадиционных семей должен быть разным.
22. Я против усыновления детей мужскими гей-парами.
23. Я против вмешательства государства в частную жизнь людей и их семьи.
24. Я считаю, что у ребёнка не может быть двух пап или двух мам.
25. Я считаю, что детям надо говорить, что союз мужчины и женщины это нормально, остальное — девиация. Вырастут, сами разберутся. К нетрадиционным сексуальным отношениям надо относиться терпимо, но ещё раз, нормально — это союз мужчины и женщины.
26. Гей-пропаганды в России нет, но она правда существует в леволиберальной Европе. Из школ и детских садов Европы её нужно убрать, там где она есть. Девочки должны играть с куклами, а мальчики с автоматами.
27. На сексуальную ориентацию влияют в том числе и социальные факторы.
28. У мужчин и женщин разные социальные роли.
29. Я против равенства прав мужчин и женщин при разводе и в некоторых областях трудовых отношений.
30. Главное предназначение женщины — рожать и воспитывать детей.
31. Различные права человека имеют разную приоритетность, как, например, право на жизнь важнее любых других прав.
32. Правозащита и политика — разные понятия. Правозащитник должен защищать всех, а политик нет.
33. Демократия — это не власть демократов.

И вот это всё ни разу не противоречит классическому либерализму. Ни разу, нигде, и ни в одном пункте. Критика политики правительства не являлась темой данной заметки. Критика правительства в другой раз.

По просьбам выношу свой комментарий к 30-му пункту сюда:
главное, но не единственное, конечно. Естественно, я категорически против того, чтобы запирать женщину дома и на кухне. Женщина должна самореализоваться во всей полноте как человеческая личность, в том числе на работе, в карьере, если хочет, в политике. Если не хочет рожать детей, то это её личный выбор, к которому также надо относиться уважительно. Я лишь про приоритеты. В целом, чтобы мы как общество не умерли.

26 декабря 2013 г.

Беспокойное сердце матери

* OПросмотров: 819
-выборы, семья

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №5 (05) 2014

Наш корреспондент Анна Шулик встретилась и побеседовала с детским врачом Ольгой Ефимовной Григоровой, мамой одного из кандидатов в депутаты Мосгордумы по 6-му избирательному округу.

– Ольга Ефимовна, быть врачом – это Ваше призвание или случайность?

– Это началось ещё в детстве. У нас был замечательный участковый педиатр. Я до сих пор помню её фамилию , необычную и редкую – Аудэр И я ее так любила, она такая была славная… Классе в девятом я уже твердо решила, что иду в медицинский. Детским врачом не собиралась быть, хотела просто на лечебный. Поступала во 2-й Московский Медицинский институт им. Н.И. Пирогова. Но потом нас, нескольких девушек, произвольно перекинули на педиатрический. Лечебный считался «блатным» факультетом, видимо, кого-то из своих надо было пристроить. Я, конечно, сначала расстроилась, плакала… А после третьего курса встретила профессора Тоболина, знаменитого русского педиатра, он тогда занимался наследственными и врожденными заболеваниями. И он так рассказывал о детях, что после беседы с ним я решила: никуда переходить не буду. Я его считаю своим учителем. Совершенно уникальный был человек, абсолютный бессеребренник. Да и педиатрия – это мое. 

Scan8

Ольга Ефимовна Григорова с сыном. 1978 г.

– Расскажите о людях или событиях жизни, которые повлияли на вас в детстве и в юности.

– Наверное, два было таких человека. Это мой отец и мой дядя, мамин брат. Совершенно были потрясающие люди. Мамин брат был юристом, работал в Подольске главным юрисконсультом на заводе. Во время войны работал судьей – на фронт не взяли, у него один глаз был искусственный – протез. У него еще двое детей было… Это был необыкновенно порядочный, честный человек. Все по совести, по закону делал. Его характеризует такой случай: во время войны он оправдал человека, который был действительно невиновен. И жена этого человека принесла в знак благодарности мешочек муки. Жена дяди этот мешочек взяла, а он пришел домой, увидел, говорит: «Это что? Иди, отнеси назад». А у него двое маленьких детишек! Это человек – вся жизнь его была такая. Все его любили, и он всем помогал. Когда он умер, его пол Подольска хоронило.  Читать полностью >