Сергей Григоров

Историк, политик

Почему случилась Февральская революция?

* OПросмотров: 1677
-1917, история России, либерализм, Максим Томчин, революция, Февральская революция

Максим Томчин, историк, главный редактор медиа-проекта «Федералист»

Российское общество вот уже много поколений находится в состоянии бесконечной внутренней «войны за историю». Пожалуй, нет таких событий или персонажей нашего прошлого, которые не вызывали бы ожесточённых политизированных дискуссий: достаточно одного упоминания Ивана Грозного, Петра I, Николая II, Джугашвили (Сталина), Горбачёва, Ельцина, Октябрьского переворота, Второй мировой войны, Авустовского путча или разгрома Верховного Совета в 1993 году, чтобы тотчас вспыхнул ожесточённый спор, который обязательно будет сопровождаться взаимными обвинениями и оскорблениями. Это связано прежде всего с тем, что люди таким образом, на самом деле, спорят о будущем современной России – сегодня оно представляется настолько мутным и неясным, что о каком-либо консенсусе насчёт нашего «завтра» не приходится и мечтать. Именно поэтому неравнодушные к общественно-политическим событиям граждане конструируют свои модели развития страны через идеализированные образы прошлого, каждый из которых превращается в идеологический символ. Это очень хорошо видно на примере февральских событий 1917 года. В те зимние дни закончилась история монархического государства, которое для одних – затонувший город Китеж, «Россия, которую мы потеряли», для других – «тюрьма народов», «забитая, тёмная, нищая лапотная страна».

Простые объяснения сложных вещей

Обращаясь к событиям февраля 1917 года, можно констатировать, что в массовом представлении преобладают две основные трактовки произошедшего.

Согласно первой, революция имела объективные предпосылки, поскольку государство находилось в глубоком социально-экономическом кризисе на фоне расширяющейся классовой борьбы рабочего класса. Кроме того, поднимала голову буржуазия, которая стремилась взять в свои руки контроль над страной. В феврале рабочие, доведённые до отчаяния, вышли на улицы Петрограда, и осуществили буржуазно-демократическую революцию, которая была необходимой прелюдией для революции социалистической. Читать полностью >

Доброе слово о ректоре

* OПросмотров: 788
-история России, образование, память, РГГУ, Юрий Афанасьев

Сегодня мы простились с Юрием Николаевичем Афанасьевым. Не хочу говорить о наших с ним разногласиях во взглядах на историю, политику. Мне удалось с ним полемизировать на конференции по истории России, которую проводил Григорий Явлинский в декабре 2013-го года. Это была жёсткая полемика, но такая, когда в кулуарах вам не стыдно подойти к оппоненту и поблагодарить его за всё, что он сделал для тебя лично и для страны.

Уже восьмиклассником я знал, что буду историком. И когда в 1989-м я увидел Юрия Афанасьева, я понял, что хочу учиться только в его институте. Тогда это был МГИАИ, Московский государственный историко-архивный институт. МГИАИ был тем местом, где сохранилось ремесло исторической науки, это было то место, где чувствовалось наследие русской исторической науки досоветского времени. Но я пришёл туда не только потому, что там был Афанасьев.

В историческую науку меня привёл выпускник МГИАИ, друг нашей семьи историк Андрей Дмитриевич Зайцев. А он в свою очередь был любимым учеником Сигурда Оттовича Шмидта. И очень рано в 97-м ушёл Андрей Дмитриевич, не так давно не стало Сигурда Оттовича. А сегодня мы проводили с Земли нашего ректора. Читать полностью >

Путин и холодильник

* OПросмотров: 2100
-90-е, история России, политическая философия, Путин, революция

Холодильник

Уровень бедности в России вырос до 23 миллионов человек.

Очень популярной стала мысль у многих коллег по оппозиции, что если до голов людей что-то не доходит, то дойдёт через холодильник.

Не понимаете о чём просите.

Ни одно свободное и демократическое общество не возникало на теме лояльности холодильнику. Мне такие неизвестны. Ни американская революция, причиной которой не были даже высокие налоги, как принято считать, ни французская, в которой победившая лояльность к хлебу закончилась одной из самых кровавых диктатур того времени, ни год 17-й в России. Успех английской революции был в другом – в попрании прав, американской тоже – в признании и достоинстве. Там всегда речь шла об идее, достоинстве, признании ценности человека, борьбы с произволом. Это было главной движущей силой. Многие войны были за признание. За то, чтобы противник увидел в вас человека.

Лояльность к холодильнику это самое непостоянное что только может быть для существования политического режима. Хотя есть такие режимы, но вряд ли они вам понравятся. Да разве лояльность к холодильнику позволила англичанам выстоять против Гитлера? Но лояльность к материи не позволила тогда же побеждать французам. Перечитайте «Дороги свободы» Сартра и вспомните, почему французы не пошли умирать за свою Родину. Читать полностью >

Алексей Рощин, «Две квартиры». Неожиданная рецензия на фильм «Брат»

* OПросмотров: 1044
-90-е, Алексей Рощин, история России, кино

Со вчерашнего дня думаю о фильме «Брат». Не идет, как говорится, из головы. Сразу признаюсь, что я ощущаю резкое различие между этими двумя блокбастерами постсоветского кинопроката – «Брат» и «Брат-2». Второй – это все-таки не более чем аттракцион, «хитрая машинка», собранная по всем правилам жанра: там тебе и пулемет «Максим» из музея, и поп-дива в открытом доступе, и раскаявшаяся проститутка, и козлы-пиндосы – весь набор! И это, конечно, очень немало – поскольку «жанр» у нас снимать практически никто не умеет.

Словом, «Брат-2» — прекрасный, сделанный с каким-то нерусским, почти голливудским мастерством механизм для «сбора кассы»; а первый «Брат»… Первый «Брат» — живой. Это – искусство, мать его. Фильм, который «дышит». Тут мне трудно что-то объяснять, по-моему, это «так же ясно, как простая гамма». Хотя объяснить хочется, хотя бы самому себе. В чем очарование «Брата»? Читать полностью >

30 лет Перестройке. Личное

* OПросмотров: 641
-биография, Горбачёв, Григорий Явлинский, Ельцин, история России, Перестройка, Сахаров

Странно продолжать ощущать себя молодым политиком в 41 год, но помню Апрельский пленум ЦК КПСС 1985 года.

Такая эпоха, когда надо бы думать о своих президентских выборах, а я думаю о том, как ещё выстроить в России либеральную партию.

Перестройка. Мы до 85-го года знали, что будет Горбачёв.

До сих пор помню про ускорение, XXVII съезд КПСС, и уже там выступления Лигачёва и Ельцина.

Я пишу фэнтези и конструирую другой мир, учусь управлять государством.

Помню возвращение Сахарова из ссылки. Читать полностью >

Георгий Федотов. Интеллигенция. Революция идёт (Отрывок)

* OПросмотров: 620
-интеллигенция, история России, либерализм, политическая философия, революция, русские, Федотов

«XIX век — время величайшего расцвета новой русской культуры. Бытие народов и государств оправдывается только творимой ими культурой. Русская культура оправдывала Империю Российскую. Пушкин, Толстой, Достоевский были венценосцами русского народа. Правительство маленьких александров и Николаев дерзнуло вступить в трусливую, мелкую войну с великой культурой, возглавляемой исполинами духа. Интеллигенция, еще чуждая политических интересов и страстей, воспитывалась десятилетиями в священной обороне русского слова. Борьба за слово и, следовательно, за совесть, за высшие права духа была той правой метафизической почвой, которая вливала силы в новые и новые поколения поверженных политических бойцов.

Вступление интеллигенции на политический путь вызывалось, помимо духовного разрыва с властью (что само по себе недостаточно), самым вырождением дворянской и бюрократической политики. В интеллигенции говорила праведная тревога за Россию и праведное чувство ответственности. Но вся политическая деятельность интеллигенции была сплошной трагедией.

Она вышла на политический путь из дворянских усадеб и иерейских домов — без всякого политического опыта, без всякой связи с государственным делом и даже с русской действительностью. Привыкнув дышать разреженным воздухом идей, она с ужасом и отвращением взирала на мир действительности. Он казался ей то пошлым, то жутким; устав смеяться над ним и обличать его, она хотела разрушить его — с корнем, без пощады, с той прямолинейностью, которая почиталась долгом совести в царстве отвлеченной мысли. Отсюда пресловутый максимализм ее программ, радикализм — тактики. Всякая «постепеновщина» отметалась как недостойный моральный компромисс. Ибо самое отношение интеллигенции к политике было не политическим отношением, а бессознательно-религиозным. Благодаря отрыву от исторической Церкви и коренного русла народной жизни, религиозность эта не могла не быть сектантской. Так называемая политическая деятельность интеллигенции зачастую была по существу сектантской борьбой с царством зверя-государства — борьбой, где мученичество было само по себе завидной целью. Очевидно, у этих людей не могло найтись никакого общего языка с властью, и никакие уступки власти уже не могли бы насытить апокалипсической жажды. В этом была заколдованность круга.

Правда, остается еще умеренный либерализм как возможный контрагент переговоров. Но либеральные течения никогда не были особенно влиятельны в русской жизни. За ними не стояло силы героического подвижничества, не стояло и спокойной поддержки общественных классов. Самое содержание их идеалов представляло зачастую лишь остывшую форму революционной лавы. Русский либерализм долго питался не столько силами русской жизни, сколько впечатлениями заграничных поездок, поверхностным восторгом перед чудесами европейской цивилизации, при полном неумении связать свой просветительный идеал с движущими силами русской жизни. Только монархия могла бы, если бы хотела, осуществлять либеральные реформы в России. Но монархия не хотела, а у барина-либерала не было общего языка даже с московским купцом, не говоря уже о его собственных крепостных. В условиях русской жизни (окостенение монархии) либерализм превращался в силу разрушительную и невольно работал для дела революции.

Западническое содержание идеалов, как левой, так и либеральной общественности, при хронической борьбе с государственной властью приводило к болезни антинационализма. Все, что было связано с государственной мощью России, с ее героическим преданием, с ее мировыми или имперскими задачами, было взято под подозрение, разлагалось ядом скептицизма. За правительством и монархией объектом ненависти становилась уже сама Россия: русское государство, русская нация. Русский революционизм и даже русский либерализм принимал пораженческий характер, ярко сказавшийся в японскую войну. Это антинациональное направление если не всей, то влиятельной интеллигенции делало невозможным для патриотических кругов дворянства (и армии) примирение с нею, признание относительной правды ее идей.

Перед интеллигенцией ставилась задача: пробиться из осажденной крепости самодержавия — в народ. Найти в крестьянских и рабочих массах, тоже страдающих от чиновничьего произвола, сообщников в своей борьбе. Но тут она встретилась с тяжелым, непреодолимым недоверием к ней со стороны масс, которое сопровождает все трагические попытки интеллигентского исхода «в народ». Это недоверие лишь видимо зарубцевалось в революцию 1905 года и снова в 1917 году разверзло между народом и интеллигенцией пропасть, похоронившую не только царскую власть, но и демократическую революцию.

Как объяснить это вечное недоверие народа к интеллигенции? Для понимания его необходимо остановиться на одной особенности образования интеллигенции в России. Углубившись в нее, мы вместе с тем дорисуем наш портрет интеллигенции — уже не только как носительницы известных идей, но и как общественного слоя с его бытовыми чертами, обрекавшими его, не менее самих идей, на политическое бессилие».

2012 год

Что делать?

* OПросмотров: 914
-история России, памятники

IMG_37212

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №8 (08) 2014

Как известно, в нашей культуре есть три проклятых вопроса: «Кто виноват», «Что делать» и «Кому на Руси жить хорошо». В архитектуре, даже в более широком смысле слова – в архитектурно-политической сфере, в сумеречной зоне памятников, символов и «непредсказуемого прошлого», у государственной власти тоже есть набор «вечных вопросов». Подобно шумовым гранатам – они вбрасываются в информационное поле всегда, когда надо отвлечь общественное мнение от насущных проблем. Сегодня «взрывы» дискуссий обычно происходят по трем темам:  захоронение тела Ленина, переименование Волгограда в Сталинград и восстановление памятника Дзержинскому на Лубянке. Каждый из этих проклятых русских вопросов раскалывает общество пополам, и граждане, вместо того, чтобы задуматься над проблемами образования, здравоохранения, транспорта, опять начинают решать судьбу тела вождя мирового пролетариата или проблему наличия имени Сталина на карте России. Что же до восстановления памятника Дзержинскому на Лубянке – то сегодня мы можем сказать, что, кажется, решение проблемы найдено и в скором времени по поводу монумента в честь первого главы ВЧК топор войны можно будет зарыть.  Читать полностью >

Надо продумывать каждый шаг

* OПросмотров: 715
-история России

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №6 (06) 2014

«Благими намерениями вымощена дорога в ад». Даже необходимые как воздух, но некачественно проведенные реформы могут привести к катастрофе. Самый яркий пример небрежно проведенного преобразования – отмена крепостного права в 1861 году. Как итог – тогда мы получили революцию. Сегодня мы пожинаем уроки реформ 90-х годов. Те трансформации были крайне необходимы, но именно их несправедливый итог породил авторитаризм, непризнание частной собственности, ощущение обмана.

При отмене крепостного права крестьяне формально получили индивидуальную свободу и право распоряжаться личным имуществом. При этом помещики сохранили в своей собственности ВСЕ земли, принадлежавшие им до реформы. Крестьянин же в качестве «милости» смог обрести только свой дом и свой, как бы сегодня сказали, «приусадебный участок». Кроме того, не стоит забывать о том, что помещики (и как общественная прослойка и как важный элемент феодального способа производства) всё предыдущее время существовали именно за счёт крестьянского труда и никакими благодетелями для крестьян не были. Читать полностью >

Память, предки и гражданство Третьего Рима

* OПросмотров: 501
-биография, Вторая мировая, история России

С Праздником всех вас. Каждый год 9-го мая понимаешь как мало связывает страну, нашу политическую общность. Нас связывает война, годовщина Победы. Великая идентичность России, но как скукожил её до одного события этот политический режим постмодерна, да и само празднование Победы превратили в спекуляцию. 9 мая — фундамент этой идентичности нашего народа, но где взгляд в будущее, где новое? Будем объединяться вокруг поражения Германии? Победу превратили в штамп, в форму пропаганды нынешней власти. Читать полностью >