Сергей Григоров

Историк, политик

Округ – вселенная жизни

* OПросмотров: 839
-канал имени Москвы, Левобережный район, москвичи

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №6 (06) 2014

Люди и проблемы округа глазами корреспондента «Что будет с Москвой» Анны Шулик

Долги памяти нашей

Бывают люди, которые, несмотря на преклонный возраст, любят и чувствуют жизнь во всех ее проявлениях. Такие люди долго не теряют внутренний стержень и до последнего стараются изо всех сил, изменить что-то к лучшему – даже на мелком, местном уровне. Пока есть воля к жизни и действию – бесконечная тоска и апатия не властны над ними.

В типовой белой восьмиэтажке по улице Онежская живет такой человек – Сусанна Рафаиловна Француз. Сусанна Рафаиловна – художник-прикладник, окончила Текстильный институт, до этого – театральное училище по костюму, – это была путёвка в жизнь. Сорок лет Сусанна Рафаиловна работала в цирковом комбинате – делала эскизы костюмов, шила индивидуальные облачения для каждого артиста. «Я одевала четыре поколения цирковых артистов. Они живут недалеко, в домах по Фестивальной. До сих пор на улице встречаю тех, кому делала костюмы или их детей…» – вспоминает Сусанна Рафаиловна.

Работать в цирковом комбинате было разнообразно и интересно, и ничуть не надоедало. Хотя условия работы были сложные – особенно, в начале семидесятых, когда Сусанна Рафаиловна, только окончив институт, в 22 года осваивала мастерство художника по костюмам. «Эскизы приходили обычно очень сырые. Это сейчас стали требовать, чтобы авторы эскизов ходили на все репетиции. А тогда не было ничего: материалов не было, с блёстками катастрофа… Я ездила на зеркальную фабрику, на фабрики тканей, отбирала материалы прямо с производства, ведь в магазинах купить их нельзя было», – рассказывает Сусанна.

Однако в те времена, даже со всеми техническими трудностями, работа была в радость. Сусанна Рафаиловна могла часами беседовать с цирковыми артистами – не по работе, просто «за жизнь» – это было необходимо, чтобы увидеть человека в движении и подобрать для него подходящий покрой костюма: «Какое-то чутье у меня появилось – я знала, кто из актеров должен появиться на сцене. Лицо и фигуру помнила всегда. Я искала в работе только одно – жизнь». Увы, через 40 лет, когда наступили непростые девяностые, жизнь пропала из циркового комбината: «Молодой директор из авиастроения пришел и сказал: зачем столько художников? Очень многих подсократили, в том числе и меня».

Сусанна Рафаиловна до сих пор занимается художественной деятельностью, ходит в кружки изобразительного искусства при местных Центрах социального обеспечения. Опекает двух пожилых людей – следит за их здоровьем, помогает покупать лекарства. Однако главная ее проблема и переживание – это могила Роберта Рафаиловича Фалька. Фальк был одним из самых известных театральных художников, занимался авангардной живописью. У Фалька училась мама Сусанны Рафаиловны: «Они учились у него – с Ромадиным, Чуйковым, Низким. Мама все годы своей жизни вспоминала его, жалела, что не знает, где он похоронен – нет даже возможности почтить память великого художника. Этот человек душу вложил в своих студентов, сердце вложил…, и они стали настоящими мастерами». Буквально недавно, несколько лет назад, разговорившись в очереди с женщиной-искусствоведом, Сусанна Рафаиловна наконец узнала, где похоронен учитель ее мамы.

Сразу поехала на Калитниковское кладбище на юго-востоке столицы. Увиденное потрясло Сусанну Рафаиловну. «Памятник Фальку в жутком виде. Первый раз, когда я увидела, мне стало нехорошо: могила, а дальше – бесконечная кладбищенская помойка. Я вручную выправляла ограду, расчистила территорию, выдрала ботву, почистила вокруг могилы… Но там все осыпается. Сама могила была обложена в лучшие годы тонким кафелем. Она была высокая. В головах – профиль его. Теперь перед его профилем воткнули светлую доску с именем, датой жизни».

Сусанна Рафаиловна ежегодно ездит через весь город ухаживать за могилой Фалька. Она пробовала обращаться в различные инстанции, искать родственников художника – так и не нашла ни одного телефона, писала письма в Третьяковскую галерею и скульптору Зурабу Церетели. В ответ – либо молчание, либо отговорки. «Неужели нельзя восстановить могилу?» – возмущается Сусанна. У нее есть свои соображения по восстановлению памятника: «Туда не надо вкладывать большие деньги, достаточно студентов или выпускников Академии Художеств, чтобы хоть что-то сделать. Отлить новый барельеф с профилем, обложить хоть битым кафелем, это ж копейки будет стоить!»

На предложения Сусанны Рафаиловны никто внимания не обращает. Ни деятели культуры, ни родственники художника, ни государственные инстанции. Могила всё ещё находится практически в аварийном состоянии. И если в ближайшее время не произвести работы по восстановлению, Москва рискует лишиться еще одного исторического памятника, а Сусанна Рафаиловна – единственной памяти о маме.

Дела пляжные

Купаться в Москве-реке, что ни говори, – предприятие рискованное. Если многочисленные истории о рыбах-мутантах могут вызвать у пресыщенного московского читателя только вялую улыбку, то контакт с колиморфными бактериями (вид кишечных палочек) чреват более губительными последствиями. Именно из-за загрязнения этими бактериями по состоянию на 23 июля Роспотребнадзор закрыл для купания шесть (из десяти) ранее открытых московских пляжей. Не избежал подобной участи и пляж в районе Левобережный.

Левобережный пляж в это же время попал и в другой список, более обнадеживающий – он признан лучшей зоной отдыха для жителей района по итогам благоустройства Москвы в 2014 году и отправляется на окружной конкурс в номинации «Самая благоустроенная зона отдыха», сообщает газета «Левый берег». Все эти похвалы и награды, конечно, справедливы: пляж Левобережный обустроен действительно комфортно, на его территории имеются душевые, раздевалки, площадка для пляжного волейбола и детский городок. Однако это относится к той части пляжа, что располагается по адресу: «Прибрежный проезд, владение 5-7».

  Буквально в сотне-другой метров от комфортной зоны расположено градостроительное недоразумение – недостроенный физкультурно-оздоровительный комплекс и примыкающая к нему общественная прибрежная территория со столбами, песком и выпивающими компаниями. Владимир Борисович Гуров, два года пытавшийся добиться обустройства этой территории (по адресу: «Прибрежный проезд, владение 5-3»), называет ее «Диким пляжем».  В попытках хоть как-то заставить управу района зашевелиться, Владимир Борисович писал обращения и в Префектуру Северного административного округа.

5000 квадратных метров под ФОК отдали ЗАО «Теннисный клуб «Эйс-класс» по ноябрь 2051 года включительно в 2001 году. Возвели только каркас здания, затем стройку заморозили. В ответах, которые префектура САО присылала Владимиру Борисовичу, фигурируют две даты приостановки строительства – 2008 и 2010 годы. «На самом деле, в 2001 году, как выкупили эту землю, буквально через полтора года был построен каркас здания, и тут же – легли. Финансы начали петь романсы, и стройка остановилась», – уверен сам Гуров. При этом на информационном щите рядом со стройкой датой начала строительства указан 2-й квартал 2007 года. В последнем письме представители управы заявили, что ФОК все-таки будет достроен в 2015 году, да еще и пристроят два дополнительных этажа для «консультационно-диагностического центра».

Тем временем, замороженная стройка все более маргинализирует прилегающие территории и порождает неудобства для местных жителей. «С тыловой стороны этого ФОКа, наверху, в течение последних трех лет находилось убежище всех бомжей Северного округа. Там было порядка 25-30 человек, они там жили, матрасы притащили… Я не знаю занималась ли этим полиция», – говорит Гуров. Сейчас бездомных в древесном массиве рядом со строительной оградой не наблюдается, зато отдыхающие используют укромное место как кабинку для переодевания. «Единственная попытка благоустройства пляжа – привезли песочек. Еще таджики ходят, убирают мусор. Обычно они делают это в пятницу и вечером в воскресенье, готовясь к понедельнику.  В понедельник у них задача – освободить пляж, иначе последует замечание от административно-технической инспекции», – в эту самую инспекцию Владимир Борисович тоже писал письма, выбил включение территории в «титул уборки на 2013 год».

Собственно, за два года Гуров написал в Префектуру и смежные органы местной власти шесть писем. Первые ответы чиновников были форменными отписками – в документах путали Прибрежный проезд с Прибрежным проспектом, указывали о планах на благоустройство почему-то Бутаковского залива, находящегося довольно далеко от необустроенного кусочка пляжа, и о ремонте фасадов жилых домов…. В общем, увиливали от прямого ответа. И только в последнем письме от 27 мая предоставили полную информацию о ходе строительства многострадального ФОКа.

К слову, одно из чиновничьих писем содержало обещание благоустроить кусочек пляжа «Левобережный» после завершения строительных работ. Пока что состояние территории вблизи дома 1 по Прибрежному проезду остается тем же, что раньше: при общей обустроенности Левобережной пляжной зоны благоустраивать территорию «Дикого пляжа» вроде бы и без надобности, да и достраивать ФОК никто, кажется, в ближайшее время не собирается.

Поделиться ссылкой: