Сергей Григоров

Историк, политик

От больницы до больницы

* OПросмотров: 897
-градостроительная политика, Левобережный район

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №7 (07) 2014

Химкинская Городская и Ховринская Заброшенная, как два примера градостроительной политики

На территории северного избирательного округа расположены два, наверное, самых примечательных медучреждения Москвы. В одном конце нашей маленькой вселенной жизни, в Левобережном районе, на правом берегу Канала имени Москвы находится Химкинская городская больница. Построенное сто лет назад знаменитым Шехтелем здание и сегодня продолжает служить помещением для действующей городской больницы. Оно сохранило свой первоначальный вид, хотя и нуждается в завершении капитального ремонта. В нескольких километрах на восток, на улице Клинской, до сих пор высится громадина Ховринской Заброшенной больницы – памятник ошибкам позднесоветского планирования. Задуманная в 1980 году, как самое крупное медицинское учреждение Восточной Европы (1300 коек, для сравнения – в НИИ Склифосовского всего около 900 коек), к 1985 году Ховринская больница была почти готова – мебель и аппаратура завезены, окна вставлены; оставалось только поставить в шахты лифты да закончить внешнюю облицовку здания. К сожалению, из-за недостатка финансирования и ошибок геологоразведки при закладывании фундамента – здание было брошено, а всё, что можно было унести или отколупать, – растащено.

IMG_9725

В прошлом номере «Что будет с Москвой» мы писали о Храме врачевателей Космы и Дамиана, расположенном в селе Космодемьянском на берегу речки Химки. За забором нынешнего храма располо­жена усадьба купцов Патрикеевых – последних владельцев Космодемьянского. Строительство Канала имени Москвы, а потом и прокладка МКАД разрезали имение на две части. Готическо здание усадьбы, прозванной в народе «Белые столбы», маленький кусочек парка и  Храм – вот и всё, что осталось от некогда большого владения. Существует легенда, что заказывая в 1907 году архитектору Шехтелю (Исторический музей, Ярославский вокзал, электротеатр Художественный) проект усадьбы, Патрикеевы хотели разместить в ней то ли ресторан, то ли игорный дом, то ли «нумера» для желающих фривольно провести время. Согласно этой версии, «руководство» храма Космы и Дамиана воспротивилось подобным намерениям, и с началом Первой мировой войны здание усадьбы было передано под военный госпиталь. Однако, как следует из других источников, Патрикеевы были очень набожной семьей и представить себе то, что они на расстоянии вытянутой руки от храма захотели бы возвести «публичный дом» сложно. После революции 1917 года здание было передано под санаторий для красной номенклатуры, во главе которого встал знаменитый врач-терапевт Ф.А. Готье, лечивший в 1919 году Надежду Крупскую. Как гласит памятная табличка, в 1918 и в 1921 году здесь побывал даже сам Ленин. В конце 30-х годов Ильич прописался в больнице навсегда – в парке, у черного входа, вождю мирового пролетариата был поставлен маленький, аккуратный памятник, еще не предназначенный для всесоюзного размножения. Сегодня один из первых памятников Ленину разрушается, от него буквально отваливаются куски. Руководством больницы в адрес лидера Коммунистической партии уже было написано около полудюжины писем, но ответа пока не последовало. Видимо, при капитализме живётся сытнее, чем при диктатуре пролетариата, и о Ленине вспоминать недосуг. В плачевном состоянии находится и само шехтелевское здание Химкинской больницы, точнее, его половина. Благодаря усилиям руководства больницы, ремонт в «Белых столбах» уже наполовину завершён. На вторую половину, по разным оценкам, требуется около 5 миллионов рублей – сущие копейки в масштабах московского бюджета. Но пока этих денег нет, и судьба здания находится в подвешенном состоянии. А ведь Дом с башнями знаменит не только своей реальной историей, но и историей литературной. Именно здесь, согласно справочнику Булгаковской Москвы, располагалась клиника профессора Стравинского, куда после встречи с нечистой силой доставили поэта Ивана Бездомного. И именно из соснового бора на другом стороне реки улетали на черных конях Маргарита и прилетавший попрощаться с Иваном Мастер.

IMG_3297

IMG_3299

Ховринская Заброшенная больница, если когда-то и попадет в литературу, то, скорее всего, в роман о жестоких социальных реалиях, или же в историю о привидениях и сатанистах. Брошенная в середине восьмидесятых и разграбленная в девяностые годы, ХЗБ сегодня стала одним из самых опасных объектов на карте столицы. Ежегодно здесь получают увечья около сотни человек, а несколько человек, обычно совсем юных, находят свою смерть. «Ховринка» стала убежищем для школьников, бомжей, асоциальных элементов, сектантов и просто сумасшедших. Ни формальная охрана ЧОПа, ни столь же формальные рейды сотрудников местного ОВД, естественно, не приносят никакой пользы. «Экскурсии» по ХЗБ  – хороший бизнес, с которого свой процент имеют все, кто так или иначе связан с Заброшенной больницей. Сегодня её здание быстро разрушается, с каждым днем находится в нём всё опасней. Торчащая арматура, незаметные открытые шахты лифтов, дыры в полу, куски бетона, свисающие с потолка, затопленные многоуровневые подвалы. Здание медленно уходит под землю и, скорее всего, его реконструкция невозможна. Значит, ХЗБ надо сносить.

С 2009 года земля и само здание больницы находятся в московской собственности. Однако у столичных властей не хватает воли, чтобы решить вопрос о сносе отбирающего жизни объекта, и не хватает фантазии придумать, что же строить на его месте и как выгоднее заработать на столь лакомом земельном участке. Не отдавать же его жителям, в самом деле? На последнем (2012 год) аукционе власти Москвы потребовали за эту эпическую рухлядь 1 миллиард 800 миллионов рублей, в то время, как на то, чтобы привести «булгаковскую» больницу в Химках в божеский вид, необходимо всего 5 миллионов рублей, то есть всего 0,27% от вышеозначенной суммы. Видно, что московская мэрия поступает прямо в соответствии с народной пословицей – ценное не бережет, а над пустым трясётся.

Поделиться ссылкой: