Сергей Григоров

Историк, политик

Про Валерию Ильиничну Новодворскую

* OПросмотров: 838
-Валерия Новодворская, память

Новодворская

Всегда я к Валерии Ильиничне относился скептически.

До определённого времени.

В сентябре 1993-го года Новодворская начала читать у нас, студентов ИАИ РГГУ, курс Философии истории России.

Во время событий 21 сентября — 4 октября 93-го она ездила несколько раз в Кремль, на разные там демократические совещания.

И после одной из встреч, воодушевлённая, приехала к нам, студентам, и сказала, что в России надо ввести конституционную монархию во главе с Ельциным, тем более у него подрастает внук, тоже Борис.

В этом в общем была вся Валерия Ильинична.

Она увлекалась, находила себе временного героя, потом убеждалась, что этот герой не Новодворская, и разочаровывалась в нём. В героях у Новодворской перебывали и Ельцин, и Гайдар, и Чубайс, и антипод Чубайса Григорий Явлинский, и Немцов. Последним героем для Новодворской в России стал Боровой. Боровой оказался единственным политиком России, который был настолько слаб, что удовлетворялся греться в лучах политической риторики Новодворской.

Пожалуй, на постсоветском пространстве для Новодворской остались только три неразочаровавшие её «героя»: Гамсахурдиа, Дудаев и Масхадов.

Курс философии истории России был действительно интересный, оригинальный и риторически безупречный. При том, что имея крайне слабое зрение, Новодворская всё читала наизусть, и курс, и все цитаты, и море стихотворений. Потом по материалам этого курса Новодворская написала книгу. Хорошая книга, её стоит прочитать. Несмотря на пропасть между нашими политическими и историческими позициями, считаю эту книгу вполне достойной и заслуживающей внимания. Кое-что я даже использовал в своих курсах лекций. Кстати, книга никакая не русофобская, а вполне пропитана духом свободы русского народа.

Да, в моей зачётке была запись «зачтено» и подпись «Новодворская». Жаль, что зачётку сдают при получении диплома. Где вот она теперь?

В следующий раз с Новодворской я увиделся на Старой площади 22 августа 1994-го года на дне российского флага. Зал, демократическая общественность, Анатолий Собчак. В фойе продавалась его книга о расследовании кровавых событий в Грузии в апреле 1989-го.

Проехали с Новодворской несколько станций метро. Поговорили о Собчаке. Пассажиры узнавали её. Никакой агрессии, скорее наоборот.

Зима 2004-2005 года. Майдан в Киеве. Я работал в «Класс-центре» у Сергея Казарновского. И мы решили позвать Новодворскую, провести встречу со старшеклассниками. Договорились, что не будем про майдан, но поговорим о философии истории России. Я поехал за Новодворской к ней домой, на машине. Пешком ей было всегда трудно ходить. После многочисленных заключений и пребывания в психушке её физическое здоровье было подорвано. По дороге мы разговорились про книгу Черчилля «История англоговорящих народов». К моему удивлению, она её не читала. Как и не знала, с каким восхищением англичанин Черчилль писал о Жанне д’Арк. Впрочем вердикт Новодворской был категоричен. Англия должна была оккупировать Францию, чтобы принести во Францию свободу, а так вот французам пришлось ещё столько столетий бороться. Черчилль считал, что проигрыш Англии в Столетней войне был благом для Англии.

Да, и в этом вся Новодворская. В насильственном водворении свободы, подчас мифической. Но ради абстрактной идеи, а идея свободы Новодворской — это во многом именно теория, абстрактная идея, можно было и воевать, и нарушать границы и оккупировать, и уничтожать государства. В этом она вся революционерка, когда-то собиравшаяся воевать против США во Вьетнаме.

Жила она в панельной пятиэтажке в Марьиной роще, с мамой и котом Елисеем. Огромный и пушистый был кот Елисей. Из настоящей русской сказки.
Старая и простая мебель откуда-то из советского времени.

После я виделся с ней один раз в редакции доальбацевского «Нового времени», в этом же году. Более никогда.

Никогда не мог принять идею уничтожения Франции для торжества «свободы», тем более для меня была невозможной идея о принуждении России к свободе. Практически всё, что говорила Валерия Ильинична последние годы, было просто ужасно, от начала и до конца, и риторически, и исторически, и политически. Кто-то вспомнит попытку спойлерского митинга против Болотной, потому что там националисты, кто-то вспомнит объятия Борового с нациками на майдане в Киеве зимой этого года, кто-то что-то ещё.

Идея борьбы с советской властью, с КГБ ,с режимом поглотила Новодворскую всю, без остатка.

Любая победа над политическим режимом не стоит того, чтобы пожертвовать ради этого своей страной.

Для меня потеря России означала бы и мою личную смерть.

Нельзя начинать с пяти традиций русской истории, славянской коммунитарной, варяжской свободы, степной воли, византийской изворотливости и ордынского рабства, а завершать тем, что чуть ли не все грехи мира за последние сто лет это грехи России.

Власть много лет использовала Новодворскую для дискредитации либеральной идеи среди моих соотечественников. И небезуспешно.

Новодворская, на мой взгляд, никаким либералом никогда и не была.

Интересным, талантливым человеком, публицистом — да. Автором интересных книг — да.

Пригласил бы я её выступить к себе на политическое мероприятие? Никогда.

У Валерии Ильиничны есть ещё одна книга. «По ту сторону ». Есть у меня дома с автографом автора.

По ту сторону добра и зла…

По ту сторону отчаяния. Да, по ту сторону отчаяния и должна делаться политика.

Поделиться ссылкой: