Сергей Григоров

Историк, политик

Храм в Аксиньино. Приют икон бездомных

* OПросмотров: 1086
-история Москвы, памятники архитектуры, район Ховрино, христианство

Храм в Бусиново

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №4 (04) 2014

Это сегодня они расположены на одной улице, в двадцати минутах ходьбы друг от друга. Два «однофамильца», или лучше сказать, два брата стоят в разных концах Фестивальной: Храм иконы Божьей Матери «Знамение» в Ховрино и Храм иконы Божьей Матери «Знамение» в Аксиньино. Еще каких-то полвека назад два Знаменских Храма располагались в разных деревнях, только начинающих входить в состав расширяющейся Москвы. Сегодня они вместе обрамляют огромное городское жизненное пространство, районы, расположенные рядом с «Речным вокзалом». Жизнь поразительным образом связала их, и судьба одной Знаменской церкви будто бы зеркально отразилась в судьбе другой. Если старший брат – Храм в Ховрино, о котором мы подробно писали в прошлом номере «Что будет с Москвой», был беспокойным храмом, который двести лет «гулял» по Ховрино, пока не нашел успокоение на своем нынешнем месте, на холмике на пересечении дорог, то младший брат – Храм в Аксиньино, сразу как был основан в 1708 году на деньги князя Голицына, так словно бы и врос в землю, лишь после пожара в 1874 году, когда деревянная церковь сгорела, новый каменный храм словно бы повернулся на бок, немного сместившись вправо от своего первоначального положения. На месте же алтаря сгоревшей церкви сейчас стоит миниатюрная часовня-капличка с лампадкой.

В 1812 году, когда и Аксиньино, и Ховрино попали в зону боевых действий и были оккупированы французской армией, старший брат – Храм в Ховрино, был разграблен и осквернен. Младший же брат – Храм в Аксиньино, хоть и был частично разграблен, но продолжал службу. Прошло еще полвека и течению времени было угодно, чтобы храмы обрели новые, на этот раз уже каменные тела, приобрели тот вид, в котором мы знаем их сегодня. Случилось это почти одновременно, в 1868-м и в 1883-м. Ховринский храм тогда располагался у прудов, был запущен, покрыт трещинами и следами от сырости, поэтому было принято решение его разобрать и возвести новый на том месте, где церковь стоит и сегодня, на Фестивальной 77а. Храм в Аксиньино же сгорел в 1874 году. Разработку нового проекта заказали известному московскому архитектору Александру Вейденбауму (1840 – 1909). Вейденбаум работал в Москве с 1876 года и исполнял обязанности московского губернского архитектора. На сегодняшний день Знаменский Храм в Аксиньино – единственная сохранившаяся в Москве постройка за его авторством. Если старший Ховринский храм был восстановлен в пышном виде, в смешении различных стилей – московского барокко, итальянского ренессанса, византийского стиля, – и имел мозаичный пол, то младший брат был попроще. Храм в Аксиньино выстроен в греческом стиле (который еще называют псевдорусским), и особыми «излишествами» не отличался.

Когда в 1917 году пришла революция, то служителям церкви пришлось нелегко. Это сегодня члены коммунистической партии во главе с Г.А. Зюгановым отлично дружат с патриархом Кириллом, тогда же, в начале прошлого века, священников расстреливали, а церкви закрывали. Старший брат – Ховринский храм – не избежал всеобщей участи. После нескольких попыток закрытия, в 1939 году церковь была официально заколочена. Когда же началась война, то купола были снесены, утварь разграблена, иконы сожжены. Младший же брат спасся. Храм Знамения в Аксиньино каким-то чудом избежал закрытия. Может быть, потому, что никому не было дела до маленькой церквушки в деревне на отшибе у дороги, ведь тогда еще Ховрино и Аксиньино не составляли единого городского пространства. Из Ховринского храма удалось спасти только три иконы – лик Спасителя, «Знамение» Богоматери и икону святителя Николая. Все три были перенесены в выжившую церковь в Аксиньино. На всю округу уцелела, кажется, она одна. И в ней смогли обрести приют множество икон, лишившихся из-за антирелигиозного террора компартии своих пристанищ. Здесь оказались иконы из разрушенного Казанского монастыря, от которого в Головино осталась одна только колокольня, а так же иконы из Храма Сергия Радонежского в Бусиново и праздничные облачения из церкви Бориса и Глеба в Дегунино. В 1964 году, когда была открыта станция метро «Речной вокзал», к действующему храму стали стекаться прихожане со всех окрестных районов новой Москвы. Не всегда церковь теперь могла вместить всех желающих.

Единственное, что страшно Ещё одно роднит двух братьев, роднит с трагической стороны, – и этого то, чего не смогла избежать в раннее советское время ни одна церковь, – это репрессии в отношении священников. Священник Ховринского храма – отец Константин Виноградов был арестован по ложному доносу в 1932 году и отправлен в концлагерь, откуда уже не вернулся. В 1937 году священники Николай Касаткин, а с ним и архимандрит Амвросий, а так же священник Василий Лихарев были арестованы и расстреляны на Бутовском полигоне. Последние двое были служителями храма в Аксиньино.

Храм иконы Божьей Матери «Знамение» в Аксиньино

Получается, что непохожие во всем «двое братьев» совпали только лишь в одном – в смерти их священников, принятой от тоталитарного сталинского режима.

Когда уже к закату советской эпохи Ховринский храм стоял пустой, выгоревший, и полностью предназначенный к сносу, Храм в Аксиньино умудрился преподнести редчайший случай церковного строительства в СССР. В 1982 году, на самом излете застоя, к храму был пристроен северный приедел и крестильня. Добиться этого к 100-летию обновленного храма смог церковный староста, ветеран Великой Отечественной войны. Строительство было проведено «под прикрытием», властям сообщили, что церкви необходимо лишнее подсобное помещение.

После демократической революции 1991 года, когда вернулись к жизни закрытые больше полувека назад церкви, почти все иконы, нашедшие приют в Знаменском храме в Аксиньино, вернулись к своим родным местам. Единственной иконой, которая осталась в Аксиньино, – стала Чтимая икона Казанской Божьей Матери из разрушенного Головинского женского монастыря. Потому что возвращаться больше было некуда.

Поделиться ссылкой: