Сергей Григоров

Историк, политик

Свободнее и ответственнее

* OПросмотров: 566
-Московская Городская Дума

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №4 (04) 2014

Чем дореволюционная Московская дума отличалась от нынешней

Сегодня, когда Московская городская дума каждый день по доброй воле лишает себя своих же полномочий – то переведет часть депутатов на общественные начала и позволит заботиться о народе в свободное от работы время, то позволит самой себе собираться всего раз в месяц, то лишит депутатов зарплаты, – «Что будет с Москвой» решила опубликовать несколько текстов об истории местного самоуправления в столице. Были ли еще в истории Москвы времена, когда возможности городской думы так скукоживались? Сегодняшние «заметки на полях» мы посвящаем общей истории царской Московской городской думы, ведь во многих вещах дореволюционная дума, существовавшая в условиях абсолютной монархии, была свободнее и ответственнее, чем сегодняшняя (за вычетом трех депутатов-коммунистов) однопартийная.

Первые попытки ввести в Москве европейские стандарты городского местного самоуправления принадлежат Петру Первому. Император дважды пытался провести реформы. В городе были основаны ратуша и магистрат, чье предназначение было упорядочить сбор налогов. К сожалению, по преимуществу нововведения остались на бумаге. Губернская реформа 1708 года превратила ратушу в управу, чем положила конец сословному органу купечества и горожан Москвы. Следующая попытка принадлежит уже Екатерине Великой. Жалованная грамота городам 1785 года закрепила за городской думой принцип всесословности. Если Петр привлекал к управлению городом только налогоплательщиков, то есть купечество, то просвещенная императрица обращалась уже к «городским обывателям», то есть к горожанам как к особой категории подданных. Указом Екатерины II была учреждена должность городского главы, Общая дума (протопарламент города) и Шестигласная дума (правительство столицы ). Система выборов была очень сложной, однако обеспечивала всеобщее представительство населения Москвы. «Обыватели» избирали своих гласных по территориальному принципу, купцы и ремесленники – по гильдиям и цехам, инородцы – по национальным «квотам». Подобных степеней свободы, каких местное самоуправление достигло при Екатерине, удалось добиться только после Февральской революции 1917 года, когда городская дума снова стала избираться, руководствуясь принципом всеобщности.

Во времена Великих реформ царя-освободителя Александра II должность городского главы была выведена из-под контроля губернатора столицы. Теперь лидер Думы подчинялся исключительно городскому парламенту. При желании городским главой мог стать любой человек, проживающий в Москве, имеющий в ней недвижимость и преодолевший имущественный ценз. С сегодняшней точки зрения имущественный ценз выглядит даже более демократичным, чем введенный в 2012 году муниципальный фильтр. Подписи, собранные по политическим мотивам, всегда могут забраковать, а имущественный ценз определяется по факту: либо у тебя есть деньги, либо у тебя их нет. Показательна история с выдвижением на пост городского главы знаменитого правоведа и философа Бориса Чичерина. В последний момент обнаружилось, что у будущего лидера столицы нет в Москве недвижимости, а значит, баллотироваться ему запрещено. Проблема была решена быстро – на окраине Москвы был куплен клочок земли с ветхим домиком, и в 1882 году Борис Чичерин был избран городским главой.

В 70-е годы, в разгар великих реформ, российские законодатели так же пришли к одной очень простой мысли, а именно к тому, что справедливый труд депутатов на благо города должен быть оплачен. До этого члены городской думы занимались делами города на общественных началах, так же как и сегодня, когда МГД приняла поправки о том, что часть депутатов переводится на «бесплатную основу» и может посещать заседания раз в месяц. 150 лет назад власти империи посчитали такой подход опасным и вредным. Любой труд, тем более такой важный и профессиональный, как труд на благо города, должен быть вознагражден. По штатам, разработанным специальной комиссией, городской глава получал 5000 рублей в год (что равнозначно нынешним пяти миллионам рублей), городской секретарь – 2500 рублей, члены Распорядительной думы – 1500 рублей в год.

Одновременно с финансовым вознаграждением депутатам городская дума приобретает финансовую независимость и как институт. С 70-х годов XIX века московский парламент фактически не зависит от городских властей, от мнения губернатора города. Теперь оказывать давление на депутатов, а значит, и на горожан становится сложнее. Как это разительно отличается от существующего порядка вещей, когда МГД только одобряет спущенный ей сверху бюджет. Можно сказать, что городская дума царских времен была не придатком губернаторской власти, а самостоятельным центром силы, иногда настолько оппозиционным существующему порядку вещей, что император даже отказывался от утверждения выбранного депутатами городского главы. И подобная самостоятельность была возможна без партийной структуры, которая появилась в России только в 1905 году. Всего-навсего надо было прописать честный и справедливый механизм выборов, без народных праймериз и без заградительного сбора подписей избирателей. Прописать и не переписывать его по три раза в год, как сегодня. Механизм, который бы предоставлял возможность изъявления своего мнения и своей воли для всех групп граждан столицы. Механизм, который позволял бы всем группам интересов проводить своих людей в Думу, и уже там искать компромисс между собой. Механизм, который, как сегодня, не отсекал бы большую часть электорального поля от выборов, а руководствовался бы принципом всеобщности, как это у нас уже получилось полтора века назад.

Поделиться ссылкой: